ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ. О РОЛИ ГРУППЫ В НАШЕЙ ЖИЗНИ.

Автор: Юлия Голованова(Верятина)

Продолжая разговор о том, что опыт взаимодействия в терапевтической группе не менее важен (а иногда, возможно, и более), чем в индивидуальной работе, вернусь к распространённой идее, что свои проблемы лучше решать наедине с психологом. Об этой идее я писала две недели назад. И говорила о том, что значительная часть этой идеи основана не на рациональных аргументах, а на неосознаваемых страхах и стыде (иногда и осознаваемых тоже — некоторые потенциальные участники группы эти чувства обозначают сами). 

Так вот… о значении групп в нашей жизни. 
Начнём с пренатальной психологии. Известно, что существуют и постоянно ведутся исследования о психической и психологической жизни ещё нерождённого ребёнка. А в психотерапии существуют направления и технологии внутри разных направлений по работе с ранней травмой (что включает в себя и внутриутробный период). Развивающийся ребёнок, конечно, «спрятан» в теле матери. Но то, что он проживает и воспринимает внутри — связано не с матерью самой по себе. Она же находится не в вакууме. Всё это связано с матерью, находящейся в отношениях с миром. И с разными группами людей. Со своей семьёй (муж, другие дети, расширенная семья — родители, тёти, дяди и т.д.), с тем, что происходит в семье как по поводу ребёнка, так и по поводу текущей жизни вообще. Мама работает, встречается с друзьями, возможно, учится или ходит на какие-то творческие занятия, где тоже включена в разные группы. Люди как-то воспринимают её, реагируют на неё, на её беременность и т.д. И мама переживает этот опыт.

Потом ребёнок рождается. И, безусловно, отношения с матерью (с человеком, играющим роль матери) станут лейтмотивом всего детства, взросления и дальнейшей жизни. Но. Ребёнок и мама живут, как правило, в семье. Среди других людей. Да, ребёнок ещё воспринимает мир через мать. И так будет особенно в первый год жизни, и будет ещё какое-то время. Но влияние семьи, происходящего в ней — атмосферы, качества отношений, переживаемых членами семьи чувств и ситуаций — отменить или игнорировать невозможно. Конечно, ребёнок многого не осознаёт так, как мы, взрослые. Но он чувствует. И ощущает. Он воспринимает. И этот опыт запечатляется в его, в первую очередь, телесной памяти. И с этими запечатленными ощущениями-чувствами я сталкиваюсь и в собственной жизни, и в терапии, работая со своими клиентами. Ребёнок запечатлевает как спокойную атмосферу, принятие и любовь, так и ужас, нервозность, отвержение…

У большинства детей в истории жизни есть садик. Или, как минимум, опыт хождения по каким-то занятиям или иного общения со сверстниками. Это тоже опыт бытия в группах. И — вспомните свой — он часто богат очень яркими переживаниями. Иногда — картинками и чувствами, иногда просто ощущениями (было ли это хорошо или плохо, спокойно и безопасно или ужасно). 

И уже с дошкольного возраста ребёнок имеет опыт бытия, как минимум, в двух группах — в своей семье и в какой-то иной социальной группе. Везде он сталкивается с разными ситуациями, с проявлением себя, с реакциями других людей на себя — и сверстников, и взрослых. Он сталкивается как с чем-то интересным, манящим, приятным и классным, так и с групповым давлением, стыдом среди других, отвержением себя в группе или даже целой группой, наказанием. В общем, этот опыт очень разный. Иногда один усиливает другой. Особенно грустно, когда и там, и там — страшно, холодно, без поддержки… И если одним удаётся, возвращаясь из групп большого мира, погреться в своей семье и пережить полученный опыт, спросить, понять, получить подтверждение, что «всё со мной хорошо» и «есть место, где меня любят и всегда поддержат». То кто-то этим опытом обделён. 

А дальше — школа, училище, институт, дополнительные занятия, компании друзей, знакомых, рабочие коллективы. И, конечно, семья. Да, много опыта на двоих — в любви, в дружбе. Но ведь сколько этого опыта на фоне отношений в группе? Не так уж и много опыта сугубо «в паре». Довольно часто есть третий, и какие-то ещё свидетели. И как бывает и бывало важно, чтобы если с кем-то в отношениях что-то произошло, не остаться совсем с этим одному, чтобы кто-то поддержал, разъяснил, подсказал, был рядом в трудный период конфликта или расставания. И как бывает и было трудно и одиноко, когда не с кем разделить. Когда какую группу не начнёшь представлять в своей голове, и в той, и в другой понимаешь, что разделить что-то важное не можешь, как бы ни хотелось. 

Группа в нашей жизни имеет очень большой значение. Она связана и с удивительным опытом невероятного ресурса, силы, принятия и признания. С пиковыми переживания единства и взаимосвязи. И она же связана с большой болью и травмой. Иной раз, усиливая те раны, которые мы получаем при встрече с кем-то один на один.

Психотерапевтическая группа может стать источником большого ресурса и важного ценного опыта, необходимого для жизни. О том, как это происходит, я расскажу в следующий раз.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 2 =