Экзистенциальные данности и Гештальт-терапия

Автор: Максим Зубакин

Статья написана на основе размышлений после прочтения книги Г. Масколье «Выбери свою жизнь. Гештальт сегодня».

Философы-экзистенциалисты (Сартр, Хайдеггер, Камю, Ясперс и другие) постулируют наличие тревоги у каждой человеческой личности без исключения. Тревогу невозможно избежать, она часть ежедневного существования. Гештальт-терапия тоже рассматривает тревогу как значимый фактор жизни человека, который может привести к тяжелым кризисам, а может быть фактором развития.

Ноэль Салате предлагает термин «экзистенциальные данности» для обозначения присущих каждой человеческой жизни ситуаций, которые генерируют тревогу. Так смерть, как неизбежная реальность каждой жизни, естественным образом порождает страх, отрицание, депрессию и т.д.

Экзистенциальный происходит от латинского sistere — «быть помещенным» и ex — «наружу». Хайдеггер писал, что человек испытывает тревоги, поскольку был «заброшен в мир», отделенным от матери.

Философы и писатели-экзистенциалисты описали 5 данностей:

1) конечность,

2) одиночество,

3) ответственность,

4) недостаток (несовершенство),

5) поиск смыла.

Когда ребенок или взрослый человек сталкивается с любой из этих данностей, он испытывает глубокое эмоциональное потрясение. Оно переживается с гневом или даже яростью, бессилием что-либо изменить, ощущением несправедливости и неправильности этого, печалью, болью, депрессией. Человеческое отчуждение, стремление к насилию и жестокость, депрессия, как полагают философы, может быть прямым следствием неспособности адекватно пережить экзистенциальные данности.

В гештальт-терапии экзистенциальные данности воспринимаются как источник энергии. Они продуцируют тревогу и негативные переживания. Однако могут вызывать радость, энтузиазм, удовольствие и наслаждение жизнью. Жизнь коротка, чтобы наполнять ее отчаянием или отчуждением. Гораций писал: «жизнь — это поиск равновесия. Если я слишком усердный, я задыхаюсь, но лучше грусть, чем депрессия!»

Рассмотрим каждую экзистенциальную данность в контексте гештальт-терапии.

КОНЕЧНОСТЬ бытия

С конечностью бытия, реальностью смерти, человек впервые сталкивается еще в детстве. Любое живое существо конечно. Также конечны любое действие или цель. Ребенок сталкивается с утратой близкого человека, или любимого животного, игрушки.

С этой экзистенциальной данностью мы сталкиваемся и в других ситуациях. Развод представляется как смерть отношений в паре, потеря работы как прерывание профессионального развития, сильная ссора как угроза потери дружеских отношений.

У человека, который столкнулся с конечностью бытия, возможны действия в трех направлениях:

1) «смиренно принять» конечность жизни и уйти в депрессию: «зачем начинать отношения, если они однажды завершатся; зачем вкладывать усилия в работу, если есть риск ее потерять; зачем жить, если жизнь закончится»…;

2) отрицать эту экзистенциальную данность, забыть о смерти, не принимать мыслей о ней, считать ее ординарным событием (в сегодняшнем мире существует парадокс — с одной стороны, смерти происходят в больницах, кладбища выносятся из поля зрения, а с другой стороны, масс-медиа полны репортажей о насилии, которые «травмируют» психику детей);

3) воспринимать конечность бытия как призыв к жизни, стремлению насыщать каждое мгновенье — этакое «бегство в жизнь».

Многие наши действия — реакция на эту экзистенциальную данность. Рождение детей как способ продолжить себя через потомков, создание творческих продуктов как способ инобытия после смерти.

В Гештальт-терапии принцип «здесь-и-сейчас» акцентирует внимание на следующем вопросе по отношению к экзистенциальной данности конечности: «Что мы решаем делать здесь и сейчас, зная о нашем прошлом и понимая, что впереди будущее, которое конечно?»

Творческое приспособление показывает, что перед лицом неизбежной реальности конечности бытия, мы можем придумать и реализовать множество способов оставить «собственный след в жизни».

ОДИНОЧЕСТВО

Экзистенциальная данность конечности бытия и одиночество проживаются совместно. Человек остается один перед смертью. Когда приходит этот час, никто не сопровождает в этом испытании.

Человек ощущает три формы одиночества. Одна форма может быть более болезненной, что зависит от периода жизни и особенностей личности человека.

Первая форма одиночества — МЕЖЛИЧНОСТНОЕ. Ощущается как отрезанность от других, отсутствие близких по духу людей, друзей. Иногда, чтобы избежать неприятных ощущений, мы стремимся чаще встречаться с другими людьми, общаться, быть среди людей. Однако это не помогает заполнить пустоту. Эта форма одиночества связана с тревогой, что мы не сможем быть абсолютно близкими с другими людьми никогда. Жизнь в больших городах с большим количеством людей и контактов, социальными сетями только обостряет эту проблему. Здесь люди чувствуют себя одиноко и приходят к терапевту.

Вторая форма одиночества — ВНУТРИЛИЧНОСТНОЕ. Чувство отрезанности от самого себя. Человек осознает, что не только не может быть в «хороших» отношениях с другими людьми, но и с самим собой не может быть «в полном контакте». Человек не понимает, что хочет, кто он, бессознательное управляет мыслями, чувствами и поведением. Некоторые переживают бессилие, когда остаются наедине с собой и дают себе время прислушаться к собственному телу или сердцу.

Третья форма одиночества — ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ. Это переживание одиночества, отделенности от всего Мира. Отсутствие чувства связанности с миром. В этом состоянии преобладают переживания бессмысленности, абсурдности собственной жизни, ощущение себя как «песчинки в этой огромной вселенной». Эта форма одиночества обостряется в некоторые периоды жизни, особенно после утрат или переживания опасных для жизни болезней и травм. Некоторые люди обращаются в эти моменты к религии. Ведь это слово происходит от латинского religare — «соединять»: соединять себя с другими людьми, носителями одной веры.

Гештальт-терапевт фокусируется в работе на границе контакта, внимателен к содержанию тем межличностного и внтуриличностного одиночества. Это важные темы для работы, которые нельзя игнорировать. Страх экзистенциального одиночества часто сокрыт глубоко и проявляется только при установлении прочного терапевтического альянса после длительного времени работы с терапевтом. Во всех этих случаях терапевт находится рядом с клиентом, помогает осознать и принять эту экзистенциальную данность.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Экзистенциальные философы Сартр и Камю полагали, что «быть ответственным» значит признавать себя неоспоримым творцом события. Экзистенциальная категория «ответственности» следствие или результат нашей свободы. Одновременно это и шанс, и источник для тревоги. Когда человек оказался неудачлив, ему не спрятаться за другими людьми или внешними обстоятельствами.

Перлз часто подчеркивал значение этой экзистенциальной данности для работы гештальт-терапевта. Он настаивал на использовании в речи первого лица единственного числа: «Я выронил ручку», а не «Ручка выпала из моих рук».

Категория «ответственности» становится актуальна, когда возникает свобода выбора, мобилизуемая появившимся желанием. Процесс проходит в три этапа: сначала возникает желание или потребность, затем появляется свобода сказать «да» или «нет», и, в завершении, субъект делает выбор — осуществить желание или нет.

Свобода и выбор актуализируют тревогу. Потому человек стремиться уклонится от ответственности доступными способами:

— подавить желание, чтобы не сталкиваться с трудностью принятия решения («сделать выбор — это немного умереть», как говорится в одной французской поговорке);

— отказаться от свободы и доверить ее другим, что помогает избегать тревожных вопросов (гораздо проще, чтобы указали, что делать; показали, что «хорошо» и что «плохо»);

— избегать осуществлять желания, выбрать путь безынициативности, чтобы избежать риска неудачи.

Гештальт-терапевт в работе с клиентами конфронтирует с этими стратегиями уклонения клиента от ответственности. В первом случае человек не принимает реальность устройства нашего мозга и организма (в одну единицу времени возможно удовлетворять только доминирующую потребность). Во втором случае поднимается проблема сектантства, когда человек сливается с какой-либо группой, которой часто руководит авторитарный и деструктивный лидер. Гештальт-терапия с акцентом на индивидуальной и личной ответственности противостоит любому сектантскому движению. В третьем случае, у клиента повышается риск провалиться в апатию, депрессию, безжизненность. Гештальт-терапия, напротив, стремится к жизненности, витальности, поиску энергии и полноценному переживанию как положительных, так и отрицательных результатов выбора человека.

Ответственность часто генерирует у человека чувство вины. За нереализованные цели, мечты, желания. Эта вина может быть «обоснованной», когда человек несет ответственность за определенный провал или неудачу. Вина может быть «невротической», когда человек винит себя за то, за что не несет ответственности или чувствует ответственность за все беды в мире.

Гештальт-терапия фокусируется на чувстве вины или на способе уклонения от встречи с экзистенциальной данностью «ответственности», что помогает определить стратегии вмешательства.

1) Терапевт фокусируется на желании, и пытаться помочь его повторно мобилизовать. Здесь необходима работа с телом, которая осуществляется при помощи вопросов: Что я ощущаю или чувствую? О чем в данный момент мне говорит тело? Какое у меня дыхание? и др.

2) Терапевт акцентируется на мобилизации способности выбирать. При этом следит за тем, чтобы говорить «я» вместо «мы» или «они», что помогает клиенту определиться и осознать собственные потребности.

3) Терапевт работает над мобилизацией активности клиента. Они совместно исследуют, как перейти от «я не могу» к «я не хочу», благодаря чему ответственность возвращается клиенту. Затем преднамеренно усиливается отрицание, чтобы спровоцировать появление «я хочу». В конце клиенту предлагается принять решение: «я делаю».

Исследование терапевтических «Я-ТЫ отношений» превосходный способ пролить свет на экзистенциальную данность «ответственности». Когда тревога слишком сильна, гештальт-терапевт использует технику «челнока»: сосредотачивается на «отношениях Я-ОНО». В эти моменты он становится больше директивным, но при первой же возможности возвращается к «отношениям Я-ТЫ», где ответственность за происходящее разделяется между ним и клиентом.

НЕСОВЕРШЕНСТВО

Экзистенциальная данность «несовершенство» тесно связано с ответственностью. Человек часто сталкивается с тем, что между желаниями и их осуществлением, между субъективными представлениями о мире и реалиями ежедневного существования обнаруживаются расхождения. Эти расхождения показывают ограниченность внутреннего мира.

Когда человек смотрит на собственную жизнь, он может встретиться либо с переживанием чувства совершенства, либо с экзистенциальной данностью несовершенства. Первое стимулирует желание учиться и улучшать поведение, эмоциональные отношения, второе — блокирует активность.

Для преодоления неприятных переживаний ограничений используется три стратегии:

— мания величия, вера в принадлежность к высшей расе или элитной группе;

— пассивность из-за страха столкнуться с провалом, бегство в фантазии и мечты, где «возможно все»;

— поиск «козла отпущения», того кто виновен в трудностях и ограничениях, что позволяет уклониться от переживания собственного чувства вины.

Гештальт-терапия помогает повысить собственную активность человека в решении фундаментальных вопросов бытия: «В чем ты действительно нуждаешься? Что предпринимаешь для этого?» Терапевт одновременно старается одновременно помочь клиенту принять ограничения, когда они кажутся адекватными, и избавиться от тех, что неадекватны или иррациональны.

ПОИСК СМЫСЛА

В зависимости нашего восприятия мира, экзистенциальную данность «поиск смысла» человек переживает в 2 измерениях: как «поиск смысла», высвобождающий энергию, либо как «ощущение абсурда» в нигилистическом смысле.

Поиск смысла охватывает 2 взаимосвязанных вопроса: «Каков смысл МОЕЙ жизни? Каков смысл Жизни в ЦЕЛОМ?» Каждый отдельный человек больше чувствителен либо к одному, либо к другому вопросу. Социальный кризис ценностей, трансформация семьи, бездумное потребительство и ускоренное изменение технологий затрудняют поиск смысла. В некотором смысле эта экзистенциальная данность квинтэссенция четырех предыдущих: «конечности» и «одиночества», «ответственности» и «несовершенства». Каждая настойчиво требует заняться поиском смысла «Своей жизни», или смысла «Жизни в целом».

Способы ухода или избегания поиска смысла многочисленны, например:

— бегство в экстремизм;

— следование образам, ритуалам, включение в секты (соответствие правилам и социальным нормам, долженствованиям и другим формам конформизма);

— фанатизм (позволяет делегировать высшей власти заботу о рефлексии: «Я должен лишь повиноваться!»);

— творчество во всех его формах (художественной, профессиональной, социальной, семейной).

Гуманистические теории и практики психотерапии всегда затрагивают поиск смысла. Перлз постоянно ставил под сомнение догмы и правила. Гештальт-терапия вначале актуализирует фундаментальный вопрос: «Каков смысл моей жизни?» По мере того, как этот вопрос начинает прояснятся, появляется второй: «Каков смысл Жизни в целом?» Каждый ищет собственные ответы на эти вопросы: через философию, духовность, общественные обязательства, любовь и др.

Осознание существования пяти неизбежных экзистенциальных данностей может вызвать оцепенение. Однако терапевтическая работа каждый день показывает эти «ограничения» с целью стимулирования нашего творческого приспособления и наполнения жизненной энергией.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − десять =